Александр Твардовский: Василий Теркин (илл. В. Гальдяева)

38

Одно из самых моих любимых произведений о войне. Не могу точно сказать — почему? То ли из-за того, что солдатский быт мне был знаком по роду службы папы. Бывало и щи варили на все семьи в походной кухне, а солдатская каша до сих пор одна из любимых, племянники так и ели бы ее с утра до вечера. Может потому, что среди солдат всегда находится балагур, которому

«…смотрят в рот,
Слово ловят жадно.
Хорошо, когда кто врёт
Весело и складно.»

Нет, тут не то. Скорее всего из-за буйной детской фантазии, которая переносила меня в станичный дом бабушки, где остались фотографии ее отца, моего прадедушки, прошедшего Великую Отечественную и погибшего в Японской войне. Как-будто вот он, рядом, на крыльце сидит и балагурит, ведет свой рассказ о своем боевом товарище. Где-то «кхэкнул», где-то ухмыльнулся, где-то засмеялся, смахнув при этом «подлую» слезу…

Так и вся книга Твардовского – и смех, и боль. Может потому что смех прогоняет страх? Ведь каждая минута, секунда могла быть последней. А что помогало превозмогать боль утраты товарищей, отчаяние при отступлении перед врагом, душевные страдания за близких и родных, что придавало силы перед предстоящим боем? Юмор, солдатская шутка, мастером которой и был Теркин Василий, мой герой, один из рядовых солдат — балагур, весельчак, посмеивающийся над оплошностями товарищей, всегда и вовремя умеющий позабавить и повеселить бойцов в походе и на привале, но в каждой его шутке заключена глубокая мысль — о трусости и храбрости, верности и великодушии, великой любви и ненависти.

Сегодня передо мной лежит любимая книга… в таком исполнении, о котором только можно было мечтать. Чуть вытянутый формат (почти как у сказок Уайльда с Гольц) и тканевый корешок с золотистыми буквами на нем, такое же тиснение золотом и на твердой обложке, прошитый переплет и офсетные страницы превосходного качества. Но главное украшение книги внутри – монохромные, почти документальные рисунки Владимира Гальдяева, их много для такого произведения — примерно через три- шесть страниц полностраничная иллюстрация. Согласитесь – здорово! Дочитываю последние строки про моего бойца…

И нахожу в конце книги письма… Письма, которые писали фронтовики Александру Твардовскому, с благодарностью за «Василия Теркина», который придавал силы солдатам в нелегкой Великой Отечественной войне, поднимал их боевой дух, не давал сойти с ума от многочисленных смертей, поддерживал в тяжелые минуты, часы, дни в окопах, траншеях, в болотах и лесах, под пулями врага и вражескими бомбежками.

«Товарищ поэт,
В глубокой траншее переднего края, в 200-х метрах от ненавистного врага, в темной и сырой землянке, в домиках прифронтовых деревень, на шоссейных и железных дорогах, ведущих к фронту, на станциях и полустанках в глубоком тылу – всюду читается Ваша поэма, товарищ поэт, с глубоким чувством и уважением.
Герой Вашей поэмы – близкий друг и дорогой товарищ каждого фронтовика, каждого воина Красной армии, защитника любимой Родины…»

Карина Иванова

Александр Твардовский «Василий Теркин» Художник: Владимир Гальдяев. Изд-во: Речь, 2015 г
Лабиринт