12 декабря родился Чингиз Айтматов

    12 декабря родился Чингиз Торекулович Айтматов (кирг. Чыңгыз Төрөкулович Айтматов; 1928 — 2008) — русский и киргизский писатель-классик с мировым именем, лауреат престижнейших литературных премий.. Автор «Плахи» и «Пегого пса, бегущего краем моря» также возглавлял Посольство СССР в Люксембурге, а после распада Союза служил послом родного Кыргызстана в странах Бенилюкса.
    Корреспондентам «АиФ — Европа» посчастливилось лично общаться с Чингизом Айтматовым. Отрывки из этих интервью мы публикуем в память о замечательном писателе и человеке.

    Если бы мне дали вторую жизнь…

    Конечно, работа в качестве посла Киргизии в Евросоюзе буквально съедает всё моё время. Многие творческие начинания так ими и остаются, и это для меня — самая большая драма. Замыслы существуют, как живые, а осуществить времени не хватает. Образы персонажей роятся, вторгаются в память, порой даже «душат». Вот если бы дали мне вторую жизнь, тогда бы я развернулся…

    Трудно быть дипломатом?

    – Трудно! Да и не скажу, что я такой уж блестящий дипломат… Дипломатия у многих понимается как обязательная какая-то хитрость… Нет, я всегда действую открыто, честно, искренне. Если люди чувствуют, что нет никакой дурной подоплёки, что всё открыто, почему не доверять? Думаю, мне это помогает налаживать нормальные человеческие отношения и дипломатические контакты.

    Что касается этикета — в первые годы моей службы случались казусы. Однажды, например, на приёме подали какое-то японское кушанье. На огромном блюде очень красиво была выложена экзотическая непонятная еда с цветами! Я решил, что раз подали к столу, значит всё — съедобное. И съел цветы! Потом уж узнал, что они были украшением всего лишь. Долго сам над собой смеялся.

    Когда новое входит в жизнь…

    – Меня это не раздражает, мне это не безразлично. Жизнь же не может замереть, замкнуться на одной точке. Даже сохраняя и оберегая традиции, мы не можем обойтись без обновления. И в культуре, конечно, что-то должно меняться, приобретать новые формы. Некоторые вызывают у меня удивление, но для меня это не является поводом для полного неприятия и отрицания. Скорее заставляет удивиться, задуматься: а почему появилась именно такая тенденция, почему у нее много приверженцев…

    Процесс глобализации касается не в последнюю очередь и культуры. Он — естественный, связанный с развитием рыночной экономики, которая всё стандартизирует, подгоняет под одну гребенку. На экономику работают, конечно, и все технологии, и средства массовой информации. Я считаю, чем могущественнее массовая культура, тем сильнее надо ей противостоять, создавая новые самобытные художественные ценности и храня те, что уже были созданы.

    «Мы не манкурты!»

    – В моём творчестве почти в каждом произведении есть обращение к мифологическим темам. Это богатейший источник материала. Благодаря моей бабушке легенды, баллады, сказания ещё в детстве оказали на меня огромное влияние. Она была уникальным человеком, великой сказочницей. В те времена и в помине не было ни телевизора, ни даже радио. Можно сказать, что бабушка и была моим телевизором.

    А по поводу связи с реальностью… Есть у меня в романе «Плаха» образ волчицы Акбары. Однажды в Москве ко мне подошла женщина, поздоровалась, а когда я поинтересовался ее именем, посмотрела мне в глаза и ответила: «Я — Акбара», — и пошла прочь. И столько пережитой боли и страданий было в этом взгляде. Я с ужасом подумал, какую же жизнь ей пришлось пройти, если она считает, что в ней уже и человеческого ничего не осталось.

    Или в романе «И дольше века длится день» я рассказывал старую легенду о манкуртах. Это, кстати, на самом деле был реальный исторический эпизод, когда людей путем пыток (им брили голову, натягивали на нее только что освежеванную верблюжью шкуру или желудок, и она, высыхая, сдавливала человеку череп, а волосы начинали врастать внутрь) — лишали памяти, превращали в рабов, послушных как зомби. Кажется, что общего между современным миром и тысячелетней легендой? А во время перестройки люди выходили на улицы с плакатами «Нас не обманешь: мы не манкурты!» А теперь из глухих казахских степей это предание попало в далекую Америку: в Нью-Йорке состоялась премьера спектакля под названием «Плач матери манкурта».

    Культура мира и культ войны

    – Я считаю, что на смену культу войны обязательно должна придти культура мира. Испокон веков воспеваются герои войн, их мужество, беспощадность – это воспринимается как достоинство, доблесть. Посмотрите на площади столиц мира – там непременно восседают полководцы на конях. В то же время личности, сопряжённые не с войной, а, наоборот, с миролюбием, не воздвигались на пьедесталы. Между тем пора бы нам научиться преодолевать этот комплекс неполноценности, прежде всего, через литературу и искусство, фундаментом которых является гуманизм.

    Посмотрите на площади столиц мира там непременно восседают полководцы на конях. В то же время личности, сопряжённые не с войной, а, наоборот, с миролюбием, не воздвигались на пьедесталы
    «Посмотрите на площади столиц мира – там непременно восседают полководцы на конях. В то же время личности, сопряжённые не с войной, а, наоборот, с миролюбием, не воздвигались на пьедесталы».

    К сожалению, гуманистические ценности переживают общий кризис. И в литературе тоже. Я читал, что некая писательница-детективщица за книгу о Джеке-Потрошителе получила аванс в девять миллионов долларов: вот что в наше время нужно. Да и религии современные сейчас вознеслись и слишком горделиво себя ведут. Кризис религиозного сознания (я не выделяю при этом какие-то отдельные религии) уже наступил. Я это понял недавно, когда в одном из селений Киргизии умер человек, перешедший из ислама в другую веру, и родственникам, несшим его на кладбище, преградила дорогу бешеная, яростная толпа местных мусульман. И пришлось родственникам везти покойного за сотни километров, хоронить его там. Если уж перед кладбищем мы не можем друг другу дорогу уступить – что говорить о жизни? »

    Обзоры

    Книги автора