26 сентября родился Виктор Александрович Чижиков

    26 сентября 1935 года родился всенародно любимый художник Виктор Александрович Чижиков — заслуженный художник России, автор и иллюстратор детских книг, Президент Совета по детской книге России.
    Виктор Александрович Чижиков по праву является народным художником России. Ведь Виктор Александрович один из самых любимых художников и детей, и взрослых. Наверное, все мы выросли на его весёлых и талантливых рисунках, достаточно вспомнить знаменитого Мишку, ставшего символом московской Олимпиады 1980 года. Чижиков— это человек-эпоха, один самых ярких детских художников иллюстраторов Советского Союза. За свою карьеру Виктор Александрович Чижиков создал образов столько, что хватило бы на Собрание сочинений во многих томах. И собрания сочинений детских поэтов и писателей с рисунками Чижикова постоянно продолжают выходить.

    Виктор Чижиков родился в Москве в 1935 году. Родители мальчика были архитекторами, а сам Виктор с детства любил рисовать. Еще старшеклассником Чижиков послал свои рисунки в газету «Жилищный работник». И они сразу же были напечатаны. В газете даже не поняли, что эти рисунки создал школьник. Виктор Чижиков вспоминал: «На первой полосе был огромный портрет Сталина, а на обороте — другие материалы, в числе которых и мой рисунок трактора, который пробирался среди занесенных снегом построек. «Все пути на базу снегом замело. К ней добраться сразу очень тяжело», — сочинил подпись поэт Титов.» После этих рисунков талантливый подросток попал на приём к самим Кукрыниксам. Вот как он об этом вспоминает: «Мастерская была на восьмом этаже дома на улице Горького. Напротив Моссовета, где сейчас располагается книжный магазин «Москва». И вот, значит, показываю я им, с замиранием сердца, свои рисунки… А они увидели, что я подражаю Борису Ефимову, и сразу резко осудили. Но мне, все-таки, повезло — на дне чемодана лежали забытые шаржи на одноклассников. Кукрыниксы с интересом их стали разглядывать, даже друг другу передавать. Потом спрашивают: «Это кто рисовал? Ты?». Я киваю, не знаю, чего и ждать. А они мне: «Вот так и рисуй! Мы видим, что это – абсолютно твоя, индивидуальная рука. И запомни, что ты — личность. Тебе не надо никому подражать». Как сейчас помню, Куприянов смотрит на меня и говорит: «Ну-ка, скажи мне: «Я – личность!». Я засмущался, конечно, и мямлю: «Вы знаете, я не могу такого в Вашем присутствии сказать», на что он, смеясь, ответил: «Ну ладно, эту фразу мы с тобой еще отработаем», давая мне – подростку понять, что это — не последняя наша встреча. В итоге мы договорились, что я буду к ним раз в полгода приходить и показывать, как идут дела в рисовании».

    Окончив среднюю школу, молодой человек подал документы в Московский полиграфический институт. Еще студентом, в 1955 году Виктор Чижиков начал сотрудничать с известнейшим в те годы сатирическим журналом «Крокодил». Его рисунки в «Крокодиле» принесли Чижикову большую известность. Он умеет быстро придумать оригинальный и яркий образ и тут же его нарисовать. Художник рассказывает, как это у него получается: «Так как иллюстратор является режиссером будущей картинки или книги, он проводит, своего рода, набор действующих лиц или, как это сейчас называют, кастинг. Кукрыниксы дали мне такой совет: «Витя, когда едешь утром в институт и спускаешься по эскалатору, а навстречу тебе люди едут наверх — зря не глазей, а старайся запоминать. Как смотрят женщины, как сумочку держат. Когда приедешь домой, тут же старайся все, что запомнил, нарисовать: и типаж, и манеру стоять». И если ты воспроизведешь хотя бы три-четыре лица, которые видел на эскалаторе, считай, что день прошел не зря». С тех пор у меня вошло в привычку запоминать типажи, которые попадаются мне навстречу. А потом, когда, предположим, в «Чипполино» надо профессора Грушу, синьора Помидора, или солдат Лимончиков нарисовать, начинаешь из «подсмотренных» реальных образов выбирать себе актеров для будущего спектакля». Впоследствии Чижиков трудился в таких изданиях как «Весёлые картинки», «Мурзилка», «Огонек», «Юный натуралист», «Пионерская правда», а также рисовал иллюстрации к книгам Маршака, Барто, Чуковского, Михалкова, Носова, Успенского и многих других.

    Глядя не его мастерски выполненные работы, трудно было бы даже предположить, что художник страдает дальтонизмом. Виктор Александрович не различает оттенки коричневого, красного, розового и зеленого цветов. Тем не менее, по его собственным словам, ему этот недуг никогда не мешал. Для того, чтобы немного облегчить себе задачу, Чижиков просто подписывал нужные краски. Не стал дальтонизм Чижикова и препятствием для его победы в конкурсе, объявленном за 3 года до Олимпиады. К тому моменту в качестве талисмана игр уже был выбран медведь. Недоставало только удачного образа. Вместе со своими товарищами-художниками Виктор Александрович включился в работу по созданию Олимпийского Мишки. Самый главный атрибут с символикой игр, как вспоминал впоследствии Чижиков, ему приснился во сне. Это был цветной ремень с кольцами на медвежонке.

    Наверняка представители старшего поколения помнят эпизод закрытия Олимпиады-80, когда 8-метровый надувной медведь, которого придумал Виктор Чижиков, взмыл в небо вместе с воздушными шарами и, конечно, песню «На трибунах становится тише» (слова Добронравова, музыка Пахмутовой). После церемонии улетевшего Мишку нашли, и некоторое время кукла выставлялась на ВДНХ. Затем медведя убрали в подсобное помещение в Олимпийском комитете.

    Виктор Чижиков и сегодня продолжает рисовать, несмотря на такой почтенный возраст. Особенно ему нравится сотрудничать с детским поэтом и писателем Андреем Усачевым. Вот как художник говорит об этом: «Я очень люблю рисовать котов. У нас с Андреем Усачевым даже вышла такая книга — «333 кота». Я, при ее создании, конечно, тоже наблюдал за людьми, делал с них наброски, а потом переводил каждого героя из ранга человека в ранг кота. Но, знаете, часто бывает и наоборот: идет человек — ну явно кот! Просто удивительно!».

    Рисунки Виктора Чижикова всегда пользуются любовью детей. Почему так получается? Виктор Александрович видит причину в доброте: «Малышей всегда волнует борьба добра и зла: если злой персонаж гонится за добрым, ребенку хочется, чтобы последний скорее убежал и скрылся. Или, наоборот, когда положительный герой преследует злодея, чтобы его наказать, ребенок начинает активно болеть за первого. Участие добра и зла – основа любой детской книжки. А вот «Колобок», кстати, – исключение. Когда Лиса, все-таки, съедает героя – для ребенка просто ужасно. Он болел, болел за Колобка: тот, вроде, «и от дедушки ушел, и от бабушки ушел», а тут вдруг не получилось. В любую сказку, которую ты иллюстрируешь, надо верить. Важно сделать все убедительно, а это возможно лишь тогда, когда ты относишься исключительно серьезно даже к самой смешной теме. Дети, как никто другой, чувствуют фальшь. Собственно, иллюстрация – это и есть разговор с ребенком. Когда она хорошая – беседа получилась, если плохая – ничего не выйдет. А, вообще, взаимодействие жизни и сказки — очень тонкая штука. Важно примирить наблюдения со своей выдумкой, не позволив одному взять верх над другим.»
    Страница художника в Лабиринте
    Дмитрий Мацюк специально для Букландии

    Обзоры


    Книги иллюстратора