27 октября родилась Алла Нуриевна Ахундова

    0
    258

    27 октября родилась Алла Нуриевна Ахундова (родилась в 1939 году) — советская и азербайджанская поэтесса, сценарист, драматург, переводчик.

    «…если мне просто человеком удается быть, то это уже – ура! Большая радость и удача, просто быть Человеком…»

    А.Ахундова

    Сегодня Аллу Нуриевну Ахундову возможно не все очень хорошо помнят, хотя её детские стихи всегда на слуху:
    Мне очень, очень грустно.
    А мамы дома нет.
    Обед оставлен вкусный.
    Я грустно съел обед.
    Потом пошел к буфету,
    Открыл и грустно взял
    Печенье и конфету
    И вновь затосковал.
    Всего несколько строчек, а в них целая детская трагедия. Или стихи о первой детской любви:
    Она косички заплела
    и завязала бант.
    Она красивая была.
    А я не виноват.

    Да я б ей слова не сказал
    И никогда не тронул!
    А тут… и бант ей развязал,
    И за косичку дернул.
    Стихи Аллы Ахундовой сразу же запоминаются. Их хочется выучить наизусть и постоянно повторять. В этом и есть настоящая магия творчества.

    Алла Нуриевна Ахундова родилась 27 октября 1939 года в Москве в семье служащих. Окончила Литературный институт в 1964 году и Высшие сценарные курсы в 1967 году. Её поэтическое творчество началось в 1957 году, когда были напечатаны первые стихи Аллы Нуриевны в газете «Московский комсомолец». Затем появились сборники стихотворений «Белый свет»; «Воскресный сад»; «Ступеньки»; «Открытки с видами» и многие другие. Сборники прозаических повестей : «Хлеб поровну», «Выражение лица. Пять повестей» и другие. Переводы из эпоса древних тюрков, английской, арабской, грузинской поэзии. Алла Ахундова также написала сценарии к более чем 10 фильмам. Самые известные из них фильм Ролана Быкова «Автомобиль, скрипка и собака Клякса», сказка «Там, на неведомых дорожках… «, мультфильм «Стойкий оловянный солдатик».

    Как из маленькой азербайджанской девочки, живущей в Москве, получилась извесная поэтесса. Алла Ахундова вспоминает об этом:
    «Мои первые детские впечатления, те самые, которые впечатываются в тебя и остаются на всю жизнь: военная Москва, эвакуация, вагоны, в которых видны люди в бесконечных гипсах, бинтах… Из эвакуации в 1943 году папа нас перевез в Баку, и до 48 года мы жили там, пока вновь не вернулись в Москву. Все это я помню довольно отчетливо.
    По природе своей – две крови- я, видно, призвана совмещать культуры… Для меня это естественно… Мой родной брат – мусульманин… А в те годы мы жили в деревне, где был древнейший православный храм. Расположена эта деревня в Шахбузском районе Нахичевани, в жуткой глуши… Этот храм, и то, что туда ходили мои тетушки, мои бабки, не могло не отложиться в памяти, но осознание иной веры пришло где-то около 14-15 лет. Когда надо было получать паспорт, в Москве. У меня же в свидетельстве о рождении было написано – отец турок, так тогда называли азербайджанцев, и мне сказали: либо вы уедете отсюда (потому что были тогда какие-то сложности с Турцией), или пишите что-то другое, без всяких затей — русская… Но как написать это, если я Нуриевна?
    Меня записали все же как русскую. И в этом смысле — я русская, мой родной язык – русский, а свое особенное происхождение я восприняла в сознательном возрасте. Детство в Шахбузском районе, последующие наезды туда всякий раз ставили меня в исключительное положение в глазах местных жителей, потому что я была дочкой азербайджанца, которая ни слова не знала по-азербайджански. И меня учила языку родная сестра Камала Абдуллаева, ныне писателя и ректора Бакинского славянского университета. Именно она была первым моим учителем. Там, в Шахбузском районе, и происходило впитывание моим детским нутром речи, обычаев, уклада жизни. Воздуха Азербайджана… Я помню своего азербайджанского дедушку, правда, забавно то, что, когда я познакомилась с моими русскими родными — все они оказались внешне восточного типа людьми, а мои азербайджанские родственники были светлоглазыми и светловолосыми. Помню какой-то восторг, когда моя русская бабушка погрузила меня в литературный русский язык. Ведь на этапе формирования личности, от пяти до семи лет, я жила в Баку, где говорили на специфическом русском, и, конечно, везде звучала азербайджанская и армянская речь, в те годы город был многообразно интернациональным. Вот почему сегодня все эти проблемы на национальной почве, что со стороны русских, что со стороны азербайджанцев, я воспринимаю с одинаковой болью. И выбора у меня в этом плане нет. Я есть и то, и другое… Так что, повторю, когда меня погрузили в настоящий русский язык, в литературную речь, и вообще – вся московская тогдашняя обстановка определили мой выбор, когда я сказала себе: я есть и то, и другое. Директор Дома пионеров привел меня в литературный кружок, а в Литинститут я начала ходить заниматься, еще учась в школе. Был там преподаватель Коваленков на отделении поэзии, который приглашал меня на свои семинары, и меня, школьницу, пропускали.»

    Алла Нуриевна Ахундова и сейчас занимается творчеством, несмотря на почтенный возраст. Хотя печатают её сегодня мало, многое отказываются печатать. Писательница говорит: «Сама я в последнее время много занимаюсь фольклором, удалось даже издать два тома сказок, а вот мифы, притчи, поверья – нет. А есть удивительно глубокие притчи! «.

    Желаем Алле Нуриевне Ахундовой крепкого здоровья и новых творческих успехов!
    Страница автора в Лабиринте
    Дмитрий Мацюк специально для Букландии

    Обзоры


    Книги автора