29 января родился Савва Григорьевич Бродский

    29 января родился Савва Григорьевич Бродский (1923—1982) — советский художник, книжный иллюстратор, архитектор, скульптор и поэт. Заслуженный деятель искусств РСФСР.
    Савва Григорьевич Бродский— крупнейший советский художник-иллюстратор. Его рисунки полны глубоким философским смыслом, заставляют задуматься о вечных вопросах жизни и смерти. И в тоже время рисунки Бродского очень эмоциональны: они трогают читателя за живое, делают реальными героев литературных произведений. Бродский создал иллюстрации к множеству книг, в том числе к произведениям У. Шекспира, М. Сервантеса, А. Грина, Т. Драйзера, П. Мериме, Ги де Мопассана, Р. Роллана, Стивенсона, Флобера и Цвейга.

    Савва Григорьевич Бродский родился 29 января 1923 году в Гомеле в Белоруссии. В том же году его родители переехали в Петроград (вскоре переименованный в Ленинград). В Ленинграде Бродский с 1938 по 1941 года учился в средней художественной школе. В 1944 году он поступил в Московский архитектурный институт. Получив диплом, работал в проектном институте «Гипротеатр», в частности спроектировал и построил два театра в Петрозаводске, дом-музей А. Грина в Феодосии. Принимал участие в реконструкции Центрального дома работников искусств в Москве.

    «Все, кому посчастливилось общаться с Саввой Григорьевичем, отмечали его уникальную способность масштабно мыслить и решительно действовать, при этом не выходя за рамки деликатности и дипломатии. Он не боялся создавать самые фантастические проекты. Свои планы выполнял, не сомневаясь, не оглядываясь ни на какие мнения и суждения. Рассказывал, как придумал оформить кафе в Центральном доме работников искусств: в виде «стойла Пегаса». Просмотрев проект, руководство пришло в ужас, но Савва Григорьевич не отступил и осуществил задуманное. Высокие гости, приглашенные на открытие, были в восторге: увиденное подтверждало понятие, что «все гениальное просто» .
    Его мастерская тоже поражала грандиозной простотой. Под высоченным потолком чердачного помещения обычного московского дома висела люстра из белого ватмана в виде фантастического города. Кое-какая старенькая мебель, и на самодельно смастеренных полках – книги, журналы, альбомы, графические листы. На стенах, с живописно осыпавшейся штукатуркой, – работы в рамах. У огромного, не занавешенного окна, большущий стол, заваленный атрибутами художника. Над столом – зеркало. «Прежде, чем нарисовать гнев и любовь, страх и отвагу, печаль и восторг, – говорил Савва Григорьевич, – мне надо это увидеть. А кто предоставит мне эту возможность, кроме меня самого? Вот и приходится …корчить рожи перед зеркалом». (Лариса Ковтун «Художнику не надо памятника…»)

    С начала 1960-х Бродский все активнее занимается книжной графикой, и, в конце концов, эта работа делается главной в его жизни. Савву Бродского, сделали знаменитыми иллюстрации к собранию сочинений Стефана Цвейга. Иллюстрации к произведениям Цвейга (особенно рисунки к «Марии Стюарт») показали потенциал художника и его талант. Савва Григорьевич выполнил не только иллюстрации, но и переплеты, многочисленные шмуцтитулы и заставки к собранию сочинений. Важной работой Бродского стали иллюстрации к книге Войнич «Овод». В этом издании Савва Григорьевич не был зажат в тесные рамки, что давало иллюстратору творческую свободу. Бродский раскрылся в иллюстрациях к «Оводу» в полную силу. Вскоре с иллюстрациями Саввы Бродского вышли книги: «Повесть о настоящем человеке» Полевого, «Как закалялась сталь» Островского и «Спартак» Джованьоли и многие другие.

    Особое место в творчестве Саввы Бродского занимал его любимый с детства писатель — Александр Грин. С 1963 по 1964 годы Савва Григорьевич занимался созданием иллюстраций к шеститомному собранию сочинений Александра Грина. В рисунках к произведениям Грина Савва Бродский достиг нового уровня глубины и выразительности. Многие поколения русских читателей представляли себе Ассоль, Грея и других героев Александра Грина именно в изображении Бродского.

    С начала 60-х до конца 70-х художник работал над иллюстрациями к роману Сервантеса «Дон Кихот». Вот как отзывался С. Г. Бродский о романе: «Дон Кихот» запал мне в душу с детства. Мне было просто жаль этого нелепого долговязого человека с чистой и благородной душой, и никогда не было смешно читать о его злоключениях. В мировой литературе есть немало трагедий: трагедий личности, трагедий семьи, трагедий государства. «Дон Кихот», на мой взгляд,— трагедия человечества».

    «Не скрою, — рассказывал художник, — что с самых юных лет я мечтал нарисовать Дон-Кихота, но счастлив, что начал работать над Сервантесом уже в зрелом возрасте, обретя опыт иллюстратора. Я отлично чувствовал всю ответственность этого труда.
    Ведь «Дон-Кихот» — это книга о жизни Человека…
    Пять лет. Сорок один лист и сто двадцать шесть предглав-ных заставок — вот итог этого напряженного труда.
    Это было нечто стихийное. Никакого строгого распределения времени я не знал. Просто рисовал, рисовал с утра до вечера.
    И мне кажется, работа двигалась потому, что я вынашивал свою мечту об иллюстрировании «Дон-Кихота» почти всю жизнь…»

    Эта работа по праву считается наиболее значительным достижением иллюстратора. Именно за иллюстрации к «Дон Кихоту» в 1975 году на Международной книжной выставке Бродский был удостоен золотой медали.

    В 1977 по 1978 годы длилась работа Саввы Бродского над иллюстрациями к «Пер Гюнту» Ибсена. В драматической поэме Ибсена Бродский замечательно показал, как живое дыхание жизни умирает из-за эгоизма и равнодушия.

    На рубеже 70—х-80-х годов Савва Бродский работает над знаменитыми иллюстрациями к пьесам Шекспира «Ромео и Джульетта» и «Гамлет». В его трактовках пьес Шекспира поразительные объем и глубина. Тут все дышит готической атмосферой. Цветовая гамма черно-бело-красная. Фигуры Гамлета, Клавдия и прочих застыли как натянутые струны. Во всех мизансценах, перенесенных на бумагу, максимум внутреннего движения. Такая же, но скрытая экспрессия в «Ромео и Джульетте». Сплошной контрапункт: на каждом шагу две семьи, два мира и пропасть родовых предрассудков. Именно так это представлялось наивной влюбленной паре — читатель, ты смотришь на мир их глазами. Сам художник говорил о своей работе: «В графическом отображении я попытался передать эту симметрию раннего Ренессанса, этот ритм, это подобие двум рельсам, по которым действие неуклонно движется к развязке».

    Сава Бродский прекрасно владел и словом. С большим интересом читаются его статьи о посещении Италии и Испании, размышления об истории и искусстве.

    «…Порочен круг земных стихий – неискупленные грехи, неотомщенное злодейство, безверье, ложь и фарисейство… Вся горечь и вся боль земли в мольбе принявших смерть за веру: когда ж придет иная эра? Доколе мир в слезах, крови? Доколе жить и умирать в трясине дней кровавой тризны? Как трудно верить, трудно ждать. Страницы веры в книге Жизни скрепила пятая печать…»(Савва Бродский «Чистота истинной веры» )

    Последними работами художника стали иллюстрации к повести Н. В. Гоголя «Шинель» и к роману Ромена Роллана «Жан Кристоф».

    Умер Савва Григорьевич Бродский 20 ноября 1982 года в Москве в возрасте 59 лет. Похоронен на Ваганьковском кладбище.
    Страница иллюстратора в Лабиринте
    Дмитрий Мацюк специально для Букландии

    Обзоры


    Книги иллюстратора