7 июля родился Владимир Перцов

    351

    7 июля родился Владимир Валерьевич Перцов (1933-2017), художник, график, педагог, Заслуженный художник России, Заслуженный деятель искусств, преподаватель Московского государственного академического художественного института им. Сурикова и Московского полиграфического института.

    Перцов происходил из семьи бывших дворян – Перцова Валерия Николаевича и Екатерины Михайловны Перцовой (урожденной княжны Голицыной). Отец художника пропал без вести в 1941 году, уйдя в ополчение и не вернувшись, не удалось даже выяснить, где находится его могила. Огромное влияние на формирование Владимира оказал его дядя по линии матери Владимир Михайлович Голицын, называвший себя «художник-литератор, изобретатель детских игр». Вот что писал позднее сам Перцов: «Вот это волшебство художника меня просто поразило, — признаётся Владимир Перцов. — Я много рисовал, а дядя приговаривал: «Рисуй больше — художником станешь…». Но и дядя погиб во время войны в свияжском лагере. Еще одним братом матери художника был писатель Сергей Голицын.

    В 1956 году по окончании Московского полиграфического института Перцов получил диплом художника-графика, и его распределили в Гослитиздат, где сначала он работал техническим редактором, а затем стал работать художественным редактором в Госполитиздате, выпускал детские отрывные и настенные календари. В начале 1960-х годов произошла судьбоносная встреча Перцова со своим однокурсником Юрием Молокановым, ставшим к тому времени главным художником журнала «Мурзилка», куда он и пригласил на работу Владимира Валерьевича. «Там Молоканов создал очень сильный коллектив художников – петербуржцы: Лебедев,Конашевич, Васнецов, Чарушин, Курдов, москвичи: Рачев, Ермолаев, Шмаринов, Горяев, Маврина, вскоре Лемкуль и Митурич , яркими звездами там блистали Лосин и Монин, а также Чижиков, Скобелев, Елисеев», – вспоминал Перцов. «Я много рисовал в скверах, на улицах, во дворах детей, их особую пластику движений, стал рисовать и всякие детские спортивные игры. Лосин и Монин повели меня в издательство «Детский мир», им руководил хороший художник Иван Бруни, с которым я был немного знаком по семье Фаворских. Это издательство вскоре стало именоваться «Малыш», и я стал делать брошюры-книжки для детей».
    Первой большой самостоятельной работой В.Перцова стало оформление былины «Садко». Вот как он вспоминал об этой работе: «Я очень увлекся этой работой, поехал даже в Новгород, который был очень разрушен войной и советской властью, стал искать там какие-то реалии далекого прошлого. И представьте себе – нашел: огромную кучу снега (была зима), под которой, как мне объяснили работники музея, были развалины церкви XIV века, построенной богатым новгородским купцом, а тогда бывшим посадником «Сотко Сатинычем». Я тогда сразу решил, что это и был реальный Садко, я и теперь так думаю, который сам и сочинил эту замечательную былину, чтобы как-то объяснить происхождение своего богатства. Стало быть эта былина и рассказывает о Новгороде XIV века и нечего ее рядить в фантастические одежды. Но и XIV век было найти в Новгороде тогда непросто, ведь русская история тогда начиналась с 1917 года. Эта книга, когда ее напечатали и иллюстрации были на выставке, произвели, пожалуй, фурор и они понравились и публике, и критикам, и художникам, и всякому начальству. А тут же мне заказали еще одну книжку, принесшую мне тогда славу художника русской темы, к которой тогда наконец стали относиться с пиететом. Я сделал иллюстрации к сказу старинного друга моего дяди,- замечательного художника детской книги, настольных игр, журнальной иллюстрации Владимира Михайловича Голицына – книгу Бориса Шергина, недавно на Рождественском бульваре открылся даже его музей. Я уже несколько раз примерялся сделать к нему иллюстрации, но не выходило. Этот сказ – «Ваня Датский», был мной сделан, как и «Садко», с активным употреблением шрифта, рисунки состоят из крупных главных фигур, меньших – второстепенных и более мелких – всяких событий, которые образуют как бы клейма. «Ваня Датский» – эта книжка, хотя прошло уже почти 50 лет, и сейчас моя гордость , мечта — её переиздание».
    Особо увлекался Владимир Валерьевич написанием шрифтов для своих друзей. находя соответствие не только с текстом и его содержанием, но и со стилистикой автора-художника, с его пластическим и композиционным замыслом. Особенно подходили шрифты Перцова к стилистике Мая Митурича. «Яркий иллюстратор, вдумчивый, серьёзный рисовальщик, Перцов к тому же великолепно владеет шрифтом. Будучи добрым товарищем, он никогда не отказывает в помощи по части шрифта своим менее разносторонним друзьям. Нельзя без восхищения наблюдать за тем, как Перцов рисует (именно рисует) свои буквы. Без эскиза, даже без предварительной разметки и обязательных линейки и угольника, вначале задумавшись, он водит в воздухе кисточкой или пальцем. Прицеливается. Слово, строку он может начать рисовать с середины, с конца. И становишься свидетелем подлинного чуда, когда кривоватые в отдельности буквы укладываются, благодаря чудесному ритмическому дару художника, в стройные звучные строки, органически связанные с предложенным ему изображением», – писал Митурич о друге.
    В 1972 году Перцов создал переплет и частично иллюстрировал книгу, выдержавшую множество переизданий, по которой начинали свое образование миллионы соотечественников: – “Букварь”. Образом для рисунка обложки стал сын художника. Среди знаковых работ художника: «Русские народные сказки», «Былины», три серии рисунков к сочинению Олега Тихомирова «На страже Руси», былина «Садко»; «Ваня Датский» Б. Шергина; «Слово о полку Игореве». Также Перцов проиллюстрировал четыре исторические книги своего дяди, Сергея Голицына – «Сказание о Евпатии Коловрате», «Ладьи плывут на север», «До самого синего Дона», «Про бел-горюч камень».
    Интересна история картины под названием: «А.С.Пушкин в гостях у Перцовых в Казани в 1833 году», автором которой является В.Перцов. «Эта встреча действительно имела место быть, Пушкин был знаком с Эрастом Перцовым, старшим братом моего прадеда, по Петербургу и даже (очень сдержано) хвалил его стихи, и они договаривались выпускать какую-то газету на деньги Эраста. А.С. Пушкин тогда собирал материалы по Пугачевскому мятежу, и его привел к Перцову Е.А.Баратынский, который его встречал и жил тогда в Казани у своего тестя Энгельгардта. Старший брат моего прадеда Эраст Петрович Перцов был душой общества в Казани. Когда Пушкин собирал материалы о пугачёвском бунте, побывал у него в гостях, познакомился с многочисленными домочадцами Эраста Петровича: в семье было 13 детей. Об этом факте упоминается в изданной в Казани книжке «Пушкин в Казани». А я написал картину о встрече Эраста Петровича и Пушкина. Как выглядел Александр Сергеевич, я знал, а как выглядели мои родственники, не знал. На фотографиях, сделанных примерно 40 лет спустя, они уже старики. И я написал вместо них… своё семейство: маму, себя, своих детей и внуков примерно в том возрасте, в котором были Перцовы, принимавшие Пушкина», – рассказывал художник.
    С 1987 года Перцов преподавал в родном полиграфическом институте, а также в суриковском институте, посвятив преподавательской деятельности двадцать лет. Владимир Валерьевич – Заслуженный художник РСФСР (1978) и Заслуженный деятель искусств РФ (2002). Произведения Владимира Перцова представлены в Третьяковской галерее, Русском музее, частных собраниях в России и за рубежом.
    Скончался художник в январе 2017 года.

    Полина Ломакина

    Обзоры

    Книги автора