Виктория Ледерман: «Я пытаюсь писать то, что мне самой было бы интересно читать, будь я ребенком»

За короткое время Виктория Ледерман стала одним из любимых писателей для многих подростков, а все благодаря ее повести «Календарь ма(й)я», вышедшей не так давно в издательстве «КомпасГид». Затем в этом же издательстве вышли еще две ее повести «Первокурсница» и «Всего одиннадцать! Или шуры — муры в 5″ Д», и снова успех! Писательница любит состояние творческого поиска, открыта к общению с читателями: является активным пользователем социальных сетей и даже ведет собственную группу в одной из них. Виктория любезно согласилась дать небольшое интервью для Букландии.

— Виктория, Вы буквально ворвались в литературу: еще несколько лет назад Ваше имя было неизвестно, а сегодня оно на слуху, и все с нетерпением ждут Ваших новых книг! Действительно ли «Календарь ма(й)я» — Ваш дебют, или Вы писали книги ранее?

— Я пишу с 9 лет. Пишу всю свою сознательную жизнь. Мои герои росли вместе со мной. Если в 12-13 лет мне интересно было писать о подростках моего возраста, то в двадцать я писала уже про молодежь. И потом много лет у меня даже не возникало мысли возвращаться к детской литературе. Так что «Календарь ма(й)я» — мой дебют в детской литературе и это моя первая опубликованная книга.

— Когда Вы решили стать писателем?

— Я этого не решала. Я всю жизнь хотела стать либо переводчиком, либо учителем. Потому что мне нравились иностранные языки и нравилось обучать детей. Я постоянно играла в школу с младшими двоюродными сестрами (их у меня очень много). Они не хотели играть со мной, им «школа» надоедала в школе. А я не понимала, почему они не хотят играть в такую интересную игру, когда я учитель, а они ученицы))) О писательстве как о профессии я не помышляла.
Но не писать я просто не могла, и где-то в глубине души лелеяла мечту, что когда-нибудь смогу взять в руки свою книгу.
И теперь моя мечта сбылась))

— Каково происхождение такой интересной и звучной фамилии? Известно ли Вам что-то о Ваших предках? Были ли в Вашем роду пишущие люди?

— Это фамилия не моя, а моего мужа. Его предки по отцовской линии имеют немецко-польские корни. Ледер — в переводе с немецкого «кожа», «ман» — «человек». Возможно, кто-то из предков занимался кожевенным делом, поэтому и получил такую фамилию.

— Долго ли вынашивали замысел «Календаря»? Как возникла идея его написания?

Да, я очень долго искала сюжет для подростковой повести. Мне хотелось, чтобы она была именно с каким-то фантастическим элементом. Я начала ее писать в 2012 году, когда у всех на слуху были племена майя и предсказанный ими конец света. Видимо, это повлияло на выбор сюжета. А обратный ход времени мне подсказали мои настенные часы, в которых села батарейка. Из-за этого стрелка не могла продолжать свой ход по кругу и делала несколько движений назад. Так родился «Календарь ма(й)я»

— Есть ли в повести «Первокурсница» автобиографические мотивы? Почему Вы решили написать повесть о студентах?

— «Первокурсницу я писала очень долго, лет десять. С перерывами, конечно. Когда закончила, пришлось ее модернизировать под современность. А начала я ее писать в декретном отпуске, когда мне пришлось бросить институт и сидеть дома с детьми. Видимо, я очень скучала по своей студенческой жизни, вот и стала писать именно о своем институте и даже своем иностранном факультете. Но главная героиня — не я.

— Три Ваших книги адресованы условно трем разным возрастным группам читателей. Означает ли это, что Вы находитесь в поиске «своего» читателя? Или Вы считаете, что писатель должен быть интересен читателям разных возрастов?

— Да, я ищу своего читателя. Мне самой интересно попробовать новое, то, что я еще не писала. У меня сейчас идет по нисходящей, я постоянно уменьшая возраст читателей. Если «Первокурсница» была о студентах, «Календарь» о шестиклассниках, «Всего одиннадцать!» — о пятиклассниках, то следующие мои книги посвящены начальной школе. А мой сборник стихов для детского сада неожиданно оказался таким удачным, что вошел в лонг «Новой детской книги»

— В каком жанре тяжелее работать: писать фантастическую повесть или бытовую? Какая из книг наиболее дорога Вам как автору?

— Какая книга мне дороже, я вам, наверное, не отвечу. Не могу выбрать, ведь в каждой — мои силы, мои мысли, мое сердце. А что касается жанра… Мне кажется, в любом жанре работается легко, когда есть вдохновение. А когда его нет, очень сложно написать любой, даже самый простой диалог. Но, к сожалению, очень часто приходится работать именно так, потому что вдохновение — такая непостоянная штука!

— Кто Ваши ориентиры в детской литературе?

— Даже не знаю… Я стараюсь никому не подражать, если вдруг это и происходит, то на подсознательном уровне)) Я пытаюсь писать то, что мне самой было бы интересно читать, будь я ребенком.

— Кто Ваш самый строгий критик?

— Это я. Мне всегда не нравится то, что я пишу, даже если мне все вокруг говорят, что хорошо. Мне кажется, можно сделать лучше. Я могу переделывать текст до бесконечности. Поэтому приходится в какой-то просто останавливаться, иначе это будет длиться вечно.

— Приоткройте завесу тайны: когда выйдет Ваша следующая книга и кому она будет адресована?

— В издательстве КомпасГид ближе к осени выйдут две мои книги для младшей школы. Они будут называться «К доске пойдет Василькин!» и «Уроков не будет!» А дальше будет видно)

Вопросы подготовила Полина Ломакина

Книги автора

 

 

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.