Владимир Маяковский: Детям будущего

В издательстве Арт-Волхонка вышли новые книжки в уникальной серии «Детям будущего». Это репринтные издания 1920-1930 годов, максимально близко повторяющие форматы изданий, цвет и фактуру страниц, иллюстрации оригиналов. Репринты защищены плотной и яркой современной обложкой, на которой размещена информация о книге, авторе и художнике. Комментарий готовили ведущие отечественные историки детской литературы и специалисты по истории книги.


Владимир Маяковский: История Власа, лентяя и лоботряса
Художник: Ушакова Наталия Абрамовна
Стихотворение для детей Владимира Маяковского «История Власа — лентяя и лоботряса» впервые было опубликовано в 1927 году в журнале «Пионер» и в том же году издательство «Молодая гвардия» издало его отдельной книжкой с иллюстрациями Н. Ушаковой. В своей автобиографии Маяковский признавался, что в детстве сам частенько прогуливал школу. Подобно поэтическому герою, поэт вместо школы «шлялся, ни чёрта не делая ровно», «играл под забором в три листика», «обучался грамоте с вывесок». Именно так Маяковский описывал свои школьные годы в поэме «Люблю» и автобиографии «Я сам».

Владимир Маяковский: Что такое хорошо и что такое плохо
Художник: Денисовский Николай Федорович
Стихотворение «Что такое хорошо, что такое плохо» — одно из самых известных детских произведений Маяковского. Оно неоднократно иллюстрировалось различными художниками. Даже в 1930 году художник А.Лаптев предложил свой вариант оформления книги. Правда, он повторил наиболее удачные смысловые и композиционные находки Денисовского (например, «дрянной драчун» зачёркивается волнистой линией), но придал своим рисункам несколько более реалистичный характер, дополнил композиции пейзажными мотивами. Художник вспоминал, что «по просьбе редактора должен был показать Маяковскому эскизы. Но не успел. Я пошёл к нему — он жил около Политехнического музея, но дома его не застал. А на другой день газеты сообщили о его смерти…». В 1930-е годы стихотворение стало настоящим бестселлером, оно печаталось в Москве, Горьком, Ростове-на-Дону, Пятигорске.

Владимир Маяковский: Эта книжечка моя про моря и про маяк
Художник: Покровский Борис Владимирович
По первоначальному замыслу книжка предполагалась с иллюстрациями автора. Но в итоге вышла с рисунками Б. Покровского, поэтому в неё не вошла строфа: «…Чтоб сказать про это вам, / этой книжечки слова / и рисуночков наброски / сделал / дядя / Маяковский». Текст был написан через год после поездки в США. Тогда нью-йоркская газета «Новый мир» писала: «Сегодня вечером все нью-йоркские маяки потухнут. Будет светить только один, но зато громадный СССРовский маяк — Владимир Владимирович Маяковский». Нередко Маяковский подписывался в письмах и документах именно так — Маяк (или ВМаяк). Так называли его и многие современники. Подобно маяку, поэт нёс свет нового искусства и для многих был ориентиром, особым эталоном, образцом. Многие помнят его программные слова из стихотворения 1920 года: «…Светить всегда, / светить везде, / до дней последних донца, / светить — / и никаких гвоздей! / Вот лозунг мой — / и солнца!».

Владимир Маяковский: Кем быть?
Художник: Шифрин Ниссон
«Кем быть?» — маленькая энциклопедия профессий. «Инженеру хорошо, а доктору — лучше!», а есть ещё кондукторы, лётчики, матросы… Своими знаменитыми стихотворными лесенками Маяковский расписывает достоинства каждой специальности и для каждой находит с десяток неожиданных рифм. Художник Ниссон Шифрин, не менее изобретательный и авангардный, чем сам Маяковский, также превращает выбор профессии в игру. Чтобы определиться, кем быть, нужно «примерить» дело на себя, и Шифрин, как на маскараде, пририсовывает герою поэмы то фуражку инженера, то молот рабочего, то бороду доктора. Именно в таком виде — с иллюстрациями Ниссона Шифрина — поэма впервые увидела свет в 1929 году. Книжка-картинка имела огромный успех: несколько лет подряд она ежегодно переиздавалась. Но уже с середины 1930-х издательства стали отдавать предпочтение более реалистическим версиям иллюстраций. Возвращение первой версии «Кем быть?» к читателю — важное событие, ведь именно эти рисунки были одобрены самим автором.

Владимир Маяковский: Сказка о Пете, толстом ребенке, и о Симе, который тонкий
Художник: Купреянов Николай Николаевич
Сказка о Пете и Симе — единственная вещь Маяковского для детей, которая названа сказкой. Это слово — как и все слова у Маяковского — значительно. Названия своих стихов поэт считал важной, неустранимой и неизменяемой частью произведения. От исполнителей своих стихов — артистов-чтецов — поэт требовал неукоснительно точного воспроизведения названий. От издателей своих книг — графической культуры заголовочного рисунка или набора. Многие названия его произведений — стихи, ритмически организованные и скреплённые рифмой. Жанровое определение — ключ к тексту, и если вещь поэта названа сказкой, то она и должна читаться как сказка, даже если в тексте нет ничего привычно сказочного…

Владимир Маяковский: Конь — Огонь
Художник: Попова Лидия Владимировна
«Я ставлю себе целью внушить детям некоторые элементарнейшие представления об обществе, делая это, разумеется, в самой осторожной форме. […] Вот, скажем, маленький рассказ о лошадке на колесиках. При этом я пользуюсь случаем, чтобы объяснить детям, сколько людей должно было работать, чтобы сделать такую лошадку. Ну, допустим, столяр, и маляр, и обойщик. Таким образом, ребёнок знакомится с общественным характером труда. Или пишу книжку о путешествии, из которой ребёнок узнаёт не только географию, но и то, что один человек, например, беден, а другой богат, и так дальше».

Владимир Маяковский: Гуляем
Художник: Сундерланд Ирэна Марцелевна
Детские книжки Маяковского иллюстрировались разными художниками в течение нескольких десятилетий. Каждый из них предлагал свою картинку мира «для детков». Но неизменным оставалось одно — художник-иллюстратор приглашал читателя к диалогу, вместе с поэтом включал его в увлекательную игру. Например, прогулка по городу — череда встреч и наших впечатлений от них. Мы с уважением относимся к коту, «за то, что кот / любит чистоту»; а вот «собака / бывает разная / эта собака грязная». В городе нет ничего и никого случайного, каждый персонаж стихотворения заслуживает нашего внимания. Хорошо, что в городе много рабочих, «Рабочий — / тот, / кто работать охочий. / Всё на свете / сделано им. / Подрастёшь — / будь таким».

Владимир Маяковский: Прочти и катай в Париж и Китай
Художник: Алякринский Петр Александрович
В детских стихах Маяковского нет ничего фантастического и сказочного. Он предлагает ребятам увидеть реальный мир — «Прочти и катай в Париж и Китай». Действительно, «Среди Парижа — башня / высокая страшно», «в Нью-Йорке / стоэтажные домища», «жители Японии как пони», в Китае чай «из разрисованных чашек» и т.д. От путешествия, в которое приглашает поэт, невозможно отказаться. Маяковскому удалось увлечь юного читателя действительностью, которая не нуждалась в излишних гиперболах. Это во взрослых стихах у Маяковского гостит Солнце, а Смольный, напоминая большой корабль, плывёт и по морю, и по суше. Ребят же он приглашал узнавать и покорять реальный мир. Небольшая книжка прекрасно разбивается на легко запоминающиеся цитаты, которые до сих пор не теряют своей актуальности: «земля кругла, / нет на ней угла — / вроде мячика / в руке у мальчика».

Владимир Маяковский: Что ни страница- то слон, то львица
Художник: Зданевич Кирилл Михайлович
Существует множество книг для детей про зоопарки и зверинцы. Поэма Владимира Маяковского могла бы стать одной из них — первые строфы поэт записал на страницах путеводителя по нью-йоркскому зоопарку во время своего пребывания в Америке. Но «крупнейший поэт революции» не стал описывать животных в клетках. Если внимательно вчитаться в строчки и всмотреться в рисунки, нетрудно увидеть — звери специально помещены поэтом не в неволю, но в книгу, на белых просторных листах которой они разгуливают вполне свободно. Именно поэтому слова «страница», «разворот» неоднократно появляются в поэме; по той же причине художник Кирилл Зданевич рисует на обложке книгу, а не ворота зоосада. Первая строка стихотворения, приглашающая «открыть страницу-дверь», на самом деле является не просто красивой метафорой, но указывает на истинный смысл этой книжки, сконструированной по принципу литературного сафари — к свободным зверям можно подойти как угодно близко.